Сражение за Беларусь: Витебско-Оршанская операция

Успешное наступление Красной Армии зимой 1943/1944 года на южном крыле советско-германского фронта отбросило противника далеко на Запад. Войска 1‑го Украинского фронта, нанеся ощутимый урон соединениям группы армий «Юг», освободили большую часть Украины.

Маршал Советского Союза Константин Рокоссовский впоследствии так вспоминал эти события:

«Наши войска в Украине продвинулись далеко вперед. Но тут противник перебросил с запада свежие силы и остановил наступление 1‑го Украинского фронта. Бои приняли затяжной характер, и это заставило Генеральный штаб и Ставку перенести главные усилия на новое направление».

Причем принять решение требовалось в кратчайшее время. Растянувшийся на несколько сотен километров правый фланг 1‑го Украинского фронта оказался практически оголен. Начальник Генерального штаба сухопутных войск Германии генерал Курт Цейтцлер решил воспользоваться ситуацией — нанести сокрушительный удар силами группы армий «Центр». Он планировал отрезать передовые части 1‑го Украинского фронта от основных сил, окружить и уничтожить их по частям. Для немецкого генерала это был шанс реабилитироваться перед Гитлером за поражения под Сталинградом и на Курской дуге.

— Цейтцлер был одиозной фигурой, но, к удивлению нацистского генералитета, Гитлер почему-то проявлял к нему терпимость. Это было связано с тем, что, потерпев поражение, Цейтцлер, как ни парадоксально звучит, выполнил приказ. Он сумел сохранить и укрепить главный оборонительный рубеж «Восточный вал», построенный в Беларуси, — рассказал историк Леонид Карачун. — Таким образом, нацисты все еще не теряли надежды развернуть новое наступление на Восток. Противник был еще очень силен. На военную машину Германии работала промышленность всей оккупированной Европы. За короткое время немцы не только практически восполнили потери в боевой технике, но даже сумели наладить выпуск новых, более совершенных образцов. Их и должен был бросить в бой Цейтцлер. Немцы готовились к наступлению.

Детали новой фронтовой операции обсуждали и в Ставке Верховного главнокомандования.

К лету 1944 года линия фронта проходила по рубежу Витебск — Орша — Могилев — Жлобин, образовав так называемый «Белорусский балкон» — огромный выступ, обращенный вглубь территории СССР. Немецкая пропаганда окрестила его волнорезом, о который, как о скалы, разобьется любое наступление Красной Армии. На его острие располагались города Витебск и Орша, превращенные в неприступные крепости.

В конце апреля 1944 года фельдмаршал Эрнст Буш прибыл в Оршу, чтобы лично убедиться в завершении работ. К разочарованию фельдмаршала, реальное положение дел в корне отличалось от бравых докладов командующего 3‑й танковой армией генерала Рейнгарда. Срыв сроков подготовки оборонительных позиций командующий объяснял нарушением сроков поставки вооружения, боеприпасов, топлива, нехваткой маскировочных сетей и даже колючей проволоки. Основной причиной он назвал активные диверсии белорусских партизан на железной дороге, которые пускали под откос немецкие воинские эшелоны.

— Обычно вспыльчивый и резкий, Буш эту информацию воспринял на удивление спокойно, — рассказал военный историк Леонид Карачун. — Он был убежден, что Красная Армия будет развивать наступление в Украине. А потому еще есть время для завершения строительства укрепрайона. На всякий случай, чтобы не попасть в немилость к фюреру, предусмотрительный Буш в тот же день доложил в Берлин о завершении работ.

В это время в Ставке Верховного главнокомандования рассматривали план наступательной операции. Первоначально планировалось нанести два последовательных локальных удара. Первый — по Витебску, второй — по Орше. Замысел заключался в том, чтобы лишить немецкую оборону «точек опоры», создать условия для третьего, основного удара в составе главных сил.

«От классического, как по учебнику, наступления отказались. При реализации первоначального плана советские войска лишались своего главного преимущества — внезапности. По данным разведки, противник действительно не ждал наступления на этом участке. Требовалось действовать более решительно и масштабно».

Из воспоминаний Маршала Советского Союза Константина Рокоссовского.

В результате была спланирована масштабная Витебско-Оршанская наступательная операция. Ее проводили силами двух фронтов. 1‑й Прибалтийский фронт под командованием генерала армии Ивана Баграмяна получил приказ: действуя на северном направлении, окружить Витебск с запада и развивать наступление в направлении Лепеля. 3‑й Белорусский фронт генерал-полковника Ивана Черняховского наступал на левом крыле. Его задача — создать южную «клешню» окружения вокруг Витебска, отрезать оршанский укрепрайон от основных сил противника и освободить город. В дальнейшем войска должны были развивать наступление в направлении Борисова. Советская группировка насчитывала около одного миллиона человек, около пятнадцати тысяч артиллерийских орудий и минометов, свыше двух тысяч танков и самоходных артиллерийских орудий, тысячу восемьсот боевых самолетов.

По количеству бронетехники советские войска почти в четыре раза превосходили противника.

«На исходные рубежи перемещались скрытно, практически только по ночам. Накануне командиры провели с нами занятия по маскировке. На марше запрещалось разговаривать и даже курить. Ели самодельными деревянными ложками. В безветренную погоду стук алюминиевой ложки о стенки котелка был слышен на расстоянии около ста метров. В районе действовали разведгруппы противника, требовалась максимальная осторожность».

Из воспоминаний рядового Сергея Сороко.

Рядовой Сергей Сороко воевал с первых дней войны. Участвовал в обороне Гродно. Он прекрасно помнил мощный удар противника 22 июня 1941 года. На правом предплечье солдат носил немецкую отметину — большой шрам, оставшийся в результате ранения осколком авиационной бомбы. Затем были тяжелые арьергардные бои, новое ранение под Смоленском, госпиталь, переформирование, сражение за волжскую твердыню, Курская битва… Три года спустя боец все так же крепко сжимал в руках винтовку. Левой рукой. Правая так до конца и не восстановилась. День 22 июня 1944 года был для него особо символичен. Он наступал, освобождал Беларусь.

Рано утром на широком фронте советские войска провели разведку боем. Во многих местах удалось вклиниться в оборону противника, захватить его первую траншею. Затем на витебском направлении были введены в бой основные силы 43‑й и 39‑й армий, которые, пробив брешь в боевых порядках противника, стремительно охватили Витебск с запада и юга. 6‑й армейский корпус вермахта оказался расчлененным на несколько частей и потерял управление.

24 июня в Минск по поручению Гитлера прилетел начальник немецкого Генерального штаба генерал Курт Цейтцлер с задачей остановить наступление Красной Армии «любой ценой». Чтобы стабилизировать обстановку, он отдал приказ контратаковать силами группы армий «Север». Советское командование предусмотрело такой вариант развития событий. Введенные в бой резервы сковали противника. Одновременно в районе Бешенковичей была окружена «корпусная группа D». В результате немецкая оборона оказалась рассеченной на отдельные очаги сопротивления. Они не имели общего управления, были отрезаны от баз снабжения горючим и боеприпасами. Цейтцлер понимал всю тяжесть положения, но, опасаясь гнева Гитлера, дать команду на отход не решился. В результате в Витебском котле оказались блокированы и были уничтожены пять немецких дивизий.

Трещала по швам немецкая оборона и на оршанском направлении. Катастрофа под Витебском остудила и без того невысокий моральный дух солдат вермахта. Вдобавок советские войска перерезали железную дорогу, ведущую из Орши. Опасаясь окружения, часть немецких войск поспешно оставила город, спасаясь бегством. На «плечах отступающих» советская 5‑я гвардейская танковая армия продвинулась вперед, блокировав остатки частей. 27 июня 1944 года Орша была полностью очищена от врага.

Силы 1‑го Прибалтийского и 3‑го Белорусского фронтов продолжали развивать успех на юго-западном и западном направлениях. К концу 28 июня они освободили Лепель и вышли в район Борисова. Откатывающиеся немецкие части подвергались непрерывным ударам советской авиации. Шоссе Витебск — Лепель, по воспоминаниям генерала Ивана Баграмяна, было буквально завалено телами погибших и разбитой техникой.

В результате Витебско-Оршанской операции северный фланг группы армий «Центр» оказался буквально смят. Противник потерял около ста тысяч человек, свыше трех тысяч единиц различной техники. Захват стратегической инициативы способствовал успешному проведению последующих операций.

Константин Зайцев

Источник: https://vsr.mil.by

Вам также будет интересно: